На первую страницу Rusdog.ru Страница Северных собак
Rambler's Top100

Ездовые собаки России

Известно, что без ездовых собак вряд ли были бы возможны многие географические открытия и освоение человеком Арктики. Так, оба полюса Земли покорены на собачьих упряжках: в 1909 г. Пири с их помощью достиг Северного полюса, Амундсен в 1911 г. водрузил флаг Норвегии на Южном полюсе, пройдя на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды 2980 км за 99 дней. В России, начиная с ХУШ в., со времен Великой северной экспедиции Петра 1, и до 70-х годов нашего века ни одна северная, особенно арктическая, научная экспедиция не обходилась без собачьих упряжек.
Езда на собаках в течение многих веков, а в ряде случаев и тысячелетий, была важнейшей частью традиционного образа жизни коренных (аборигенных) народов и старожильческого, особенно русского, населения Российского Севера. Недаром великий Амундсен писал: «В езде на собаках русские и чукчи стоят выше всех, кого мне приходилось видеть».

Немного истории

Специалисты полагают, что ездовое собаководство гораздо старше езды на оленях - появилось оно несколько тысячелетий назад на северо-востоке Азии, там, где теперь Якутия, Чукотка и Камчатка, Веские подтверждения этому представили недавно наши ученые.
В начале 90-х годов на острове Жохова (архипелаг Новосибирские острова) была обнаружена охотничья стоянка, которую обследовал

Упряжка Оттоя А. пос.Лорино, Чукотка, 2001г

петербургский археолог Владимир Питулько. Он нашел остатки нарт, собачьей упряжи и хорошо сохранившиеся кости собак. Датировки радиоуглеродным методом показали, что возраст находок лежит в интервале 7800-8000 лет. Это самая древняя стоянка в высокоширотной Арктике.
Московские палеоэкологи под руководством доктора биологических наук Л.Г.Динесмана раскопали кости собак в древнеэскимосских поселениях Чукотского полуострова и определили их возраст по радиоуглероду в 2480-2630 лет. Там же впервые найдено погребение древней собаки с полностью сохранившимся скелетом. Один из исследователей, Аркадий Савинецкий, сообщил мне, что ископаемые кости, достаточно разнородные по своим размерам, свидетельствуют о том, что эскимосы ели своих собак.
Отечественные этнографы М.Г.Левин (1946), А.В.Смоляк (1978) и другие отмечают, что с древнейших времен вплоть до наших дней для аборигенов Севера и Дальнего Востока ездовые собаки всегда были универсальными животными; на них ездили и перевозили грузы, их мясо употребляли в пищу, а из шкур шили зимнюю одежду, собака была культовым животным - ее приносили в жертву и совершали другие религиозные обряды.
Если в таежной зоне одновременно сосуществовали и охотничьи, и ездовые собаки, то тундровые народы, как правило, не имели специализированных охотничьих собак. Они высоко ценили своих ездовых, более того, ощущали кровную связь с ними - у азиатских эскимосов, например, не принято было лечить заболевшую собаку, ее болезнь могла перейти на хозяина.
Породы ездовых собак России
На территории России до 1950-х годов существовали, по Э.И.Шерешевскому (1946), другим авторам и архивным материалам, следующие аборигенные породы ездовых собак: гиляцкая (амурская и сахалинская группы), камчатская (ительменская и корякская группы), анадырская, чукотская, якутская (индигирская и колымская группы), енисейская (несколько групп). Термином «группа» обозначены возможные популяции собак, но в настоящее время трудно показать их генетическую самостоятельность, Ездовые Таймыра и Новой Земли, вероятно, не были отдельными породами. Интересно, что в этом списке отсутствуют ездовые породы Западной Сибири и Русского (Европейского) Севера. Так, в работах Э.И.Шерешевского и А.П.Мазовера нет даже упоминания о самоеде, ездовой собаке ненцев (самоеды - старинное название этого народа), хотя порода как одна из красивейших была достаточно известна в России начиная со второй половины XIX в.
В 1954 г, А.П.Мазовер "упразднил" все аборигенные породы ездовых собак, объединив их в единую породу "северо-восточная ездовая собака" и стандартизировав ее в основном по экстерьеру камчатских ездовых. Однако и эта сборная порода таинственным образом исчезла из официального списка отечественных пород где-то в конце 60-х годов. По времени это совпало с началом широкомасштабного индустриального освоения Севера, когда традиционный образ жизни коренных северян был объявлен " не имеющими перспективы архаическими пережитками", а вездеходы, снегоходы и вертолеты активно вытесняли собачий транспорт. Ездовое собаководство уцелело только там, где жители не хотели отказываться от своих «товарищей по риску» и где никакая техника не могла заменить собак.
Чукотская ездовая
За долгие годы моей работы на Севере и Дальнем Востоке просто невозможно было не встретиться с ездовыми собаками. Я осмотрела упряжки Ненецкого автономного округа (поселки Коротаиха, Усть-Кара, Варнек на острове Вайгач, куда вывезли своих собак новоземельские ненцы), Ямала (поселок Новый порт, где упряжки использовались безоленными ненцами-рыбаками), Чукотского полуострова (9 национальных поселков) и Сахалина, там в 1972 г. мне единственный раз довелось увидеть особо ценимых нивхами собак тигрового окраса.
Во всех обследованных регионах ездовые собаки были представлены двумя типами. Первый, довольно немногочисленный, — крупные длинношерстные животные грубого сложения с тяжелой мордой, висячими на хрящах или сильно закругленными стоячими ушами. Второй тип, который численно везде преобладал, имел экстерьер, характерный для шпицев - крепкое сложение, шерсть средней длины, клинообразная морда с сухими губами, небольшие стоячие уши, овальные косо посаженные темные глаза.
Оказалось, что самое многочисленное и единообразное по породным признакам поголовье ездовых второго типа обитает в национальных поселках Чукотского полуострова. Будучи в то время руководителем зоологической экспедиции, я приняла решение о создании в составе экспедиции кинологической группы специально для изучения собак Чукотки. Идея была поддержана академиком В.Е.Соколовым, академиком ВАСХНИЛ Е.Е.Сыроечковским и членом-корреспондентом АН СССР Ю.И.Черновым, и в 1985г, началось кинологическое обследование собак Чукотского полуострова.
Для бонитировки всего поголовья ездовых были приглашены ветеринарный врач Николай Носов и кинологи, Владимир Беленький и Игорь Фрадин. В проведении исследований помогали журналы "Вокруг света" и "Северные просторы", значительная часть работ выполнена при финансовой поддержке фонда Сороса "Культурная инициатива".
За пять лет, с 1985 по 1989 гг., нами было осмотрено около 2500 собак в 9 национальных поселках Чукотки. В 1988 г. удалось провести поголовную перепись упряжек одновременно во всех
Сука чукотской ездовой с 3-х недельными щенками. Чукотка, пос. Лорино 2001год.
поселках, которая показала, что на 4192 коренных жителей, включая стариков и детей, приходилось тогда 149 упряжек, объединявших 1594 собаки. Из этого количества чистопородными по экстерьерным признакам и рабочим качествам можно было признать около 400 собак, остальные представляли собой метисов разной степени кровности, в том числе и с длинношерстными ездовыми, отмеченными во всех поселках. Основное поголовье ездовых собак и в то время, и теперь сосредоточено в северных поселках полуострова, где зимой ведется промысел нерпы с припая, который просто невозможен без собачьей упряжки.
В национальных поселках Новое Чаплино, Янракыннот, Лорино, Уэлен, Инчоун, Нешкан и Марково у собак были определены значения семи основных стандартных промеров; высота в холке, косая длина туловища, обхват груди, длина передней ноги, обхват пясти, длина головы, длина морды. На основе промеров, изучения рабочих качеств и поведения было сделано описание породы и разработан ее стандарт.
Впервые он опубликован Российской федерацией служебного собаководства в 1993 г., в настоящее время после доработки передан на утверждение в Российскую кинологическую федерацию. Выдержки из нового стандарта приведены в конце статьи.
В первых публикациях 1991 г. Николай Носов и я описывали чукотских ездовых, опираясь на их родство и большое внешнее сходство с неаборигенной породой Аляски «сибирский хаски», основу которой положили несколько упряжек, вывезенных с Колымы и Чукотки во времена «Золотой лихорадки». Однако за прошедшие десятилетия обе породы значительно разошлись не только по экстерьеру, но и по рабочим качествам. Чукотские и колымские собаки так и остались аборигенными, неприхотливыми в еде и содержании, удивительно работоспособными, а сибирский хаски стал на Аляске заводской породой, в формировании которой были использованы и другие породы. Так, например, стандарт сибирского хаски допускает голубые глаза и разноглазие ("сорочий глаз"). Для чукотской ездовой оба признака являются дисквалифицирующими пороками. Традиционно чукчи уничтожали собак с голубыми глазами, считая, что они обладают худшим шерстным покровом, хуже работают, особенно на припае во время охоты на нерпу, и слишком много едят.
В заключение этого раздела мне хочется сказать несколько слов о моих коллегах по работе. Без их самоотверженности, умения уговорить владельцев упряжек предоставить собак для измерений у нас ничего бы не получилось. Основную тяжесть работ взял на себя Николай Носов, который внес выдающийся вклад в северное собаководство. Он не только участвовал в биометрических исследованиях, но разработал комплексную систему мероприятий по сохранению чистопородных аборигенных ездовых, которую можно использовать в любых регионах Севера, Помимо этого Николай Носов описал и измерил оленегонных собак чукотского питомника Маркова, эти промеры легли в основу стандарта породы "ненецкий оленегонный шпиц".
После завершения работ на Чукотке Николай Носов и Игорь Фрадин участвовали в организации и проведении первой гонки "Берингия", трасса которой проходила через 21 поселок Камчатки, Корякин и Чукотки. Там им впервые удалось осмотреть камчатских ездовых, находящихся в несравненно худшем состоянии, чем чукотские собаки. Важным результатом работы профессиональных кинологов на Чукотке и Камчатке стала активность коренных жителей-владельцев упряжек по сохранению и разведению чистопородных ездовых.

Рабочие качества и поведение ездовых собак

Ездовые собаки должны совмещать в себе, казалось бы, несовместимые качества. Для успешной работы в упряжке им надо подавить охотничьи инстинкты, но в то же время они должны суметь защитить своего хозяина от медведя, помочь ему в охоте на нерпу. Знаменитые чукотские собаки-луночницы отбираются из ездовых. Во время зимней охоты на нерпу охотник выезжает на припай, оставляет упряжку в приметном месте, а сам идет в торосы с одной или двумя собакам, великолепно чуящими лунки (продухи) нерпы под снегом и определяющими, какие из них посещаются зверем. Упряжка много часов терпеливо ждет хозяина - собаки свернулись в клубки и уткнули носы в пушистые хвосты. Бывает, что и снегом их занесет, но они все равно будут лежать на том же самом месте, изредка приподымая головы и прислушиваясь, не возвращается ли охотник.
Заменить собачьи упряжки на зимней охоте не может никакая техника. На каждом шагу охотника подстерегает здесь опасность, тонкий слой снега или хрупкий молодой лед скрывают полыньи и трещины, сильный ветер может разломать

Анатолий Анкарольтын с вожаком своей упряжки.

припай и оторвать его от берега. Легко заблудиться в хаотическом нагромождении торосов. А если налетит пурга с ураганным ветром, залепляющим лицо мокрым снегом? Только собаки могут спасти охотника - они найдут самую безопасную дорогу к поселку, минуя снежные надувы и проламывающийся лед. Тут многое, если не все, зависит от вожака упряжки.
Вот такого опытного и очень старого пса довелось увидеть Николаю Носову у чукчи Рильхина из поселка Уэлен. Псу было уже 14 лет, но он продолжал работать, полностью оправдывая свою кличку Компас. В дальних поездках хозяин даже возил его на нарте и ставил во главе упряжки только в самых сложных ситуациях. Компас во время пурги и бездорожья всегда находил дорогу домой, не было случая, чтобы он ошибся. Такие собаки пока еще на Чукотке не редкость.
Старики вспоминают, как прежде собаки помогали охотиться на белого медведя. Упряжка, разогнавшись, резко сворачивала в сторону перед грозным противником, а нарта с усиленной передней дугой по инерции летела вперед и, словно таран, останавливала медведя или даже сбивала его с ног. Тут-то охотник и пускал в ход свое копье. На юге Чукотки в наше время ездовых собак используют для пастьбы оленей, отбирая пригодных по спокойному, неохотничьему отношению к оленям. Летом собаки буксируют лодки, перевозят во вьюках грузы, тянут нарты по заболоченной тундре. Им больше нравится работать, чем день за днем сидеть без дела на привязи. Характер ездовых собак спокойный, уравновешенный, к человеку они относятся неагрессивно. Встречаются животные с явно выраженной пассивно-оборонительной реакцией не только на посторонних, но даже на хозяина, однако это не значит, что они хуже обучаются и работают.
" Собаки принимают своего хозяина целиком; с его скверным характером, с его ошибками, признают его власть и законы, подчас жестокие, когда этого требует спасение человеческих жизней,"- так коротко определил взаимоотношения человека и ездовых собак француз Пьер Маньян,
Вожаки
Каждая упряжка - это маленькая стая со своей иерархической структурой, во главе которой стоит человек. Он управляет этой стаей через одного-двух вожаков. Один вожак умеет наилучшим образом выбрать дорогу, провести упряжку по тонкому льду, правильно сориентироваться среди торосов или в пургу. Именно таков Компас, о котором говорилось выше. Другой вожак организует работу всех собак упряжки, бдительно следит, чтобы они работали в полную силу и подчинялись хозяину. Вожаки вовсе не обязаны сильнее всех тянуть потяг - главная их задача заставить упряжку работать даже тогда, когда собаки уже устали. По команде каюра вожаки выбирают темп движения, наиболее приемлемый для всех. Некоторые вожаки вполне по-человечески не терпят лентяев и, как только предоставляется возможность, жестоко наказывают их.
Вспоминаю курьезный случай, В поселке Барроу на Аляске биолог Крейг Джордж показывал мне свою новую упряжку из великолепных очень крупных гренландских ездовых. Когда он начал запрягать собак, я с удивлением увидела, что передовиками поставлены две невзрачные беспородные собачонки размером с фокстерьера. Заметив мое удивление, Крейг сказал, что этих собачек прежний хозяин упряжки отдал в качестве бесплатного, но обязательного приложения к дорогим гренландским псам, пояснив, что без них собаки слаженно работать не будут. Мы тронулись в путь, и это оказалось правдой - малютки уверенно выбирали дорогу среди торосов и командовали огромными собаками, словно несмышлеными детишками.
Вот что рассказал о своем вожаке Михаил Зеленский, выросший в старинном чукотском селе Нунямо.
— Я с детства знаю чукотский язык и обычаи этого народа. И, как все мужчины нашего поселка, чуть подрос, завел себе упряжку. Упряжка была неплохая, а вожак - просто умница. Однажды ему надоело ночевать в снегу на морозе. По приставной лестнице он залез на чердак и улегся там (на ночь я собак не привязывал). Ну, думаю, пусть ночует на чердаке. Однако, переночевав, вожак решил, что и остальным собакам наверху тоже будет лучше, и в следующую ночь увел за собой на чердак всю упряжку. Сам-то он хорошо лазил по лестнице вверх и вниз, а вот другие, как оказалось, - только вверх. Утром - вой, сразу и не поймешь, откуда. Наконец, разобрались, спустили собак. Но потом пришлось всю упряжку учить лазить по лестнице вниз - каждую ночь вожак уводил ее на чердак,
Выбор вожака - дело сложное, и у каждого народа есть свои способы. На юге Чукотки вожака определяют, когда щенки еще слепые. Их сажают в глубокий таз, куда брошена шкура. По ней щенки выбираются на край таза и начинают ходить по нему. Один за другим они сваливаются, но бывает, что остаются один-два, которые долго могут уверенно ходить по краю. Вот из них-то и следует брать вожака. Такие собаки, став взрослыми, хорошо чувствуют пространство и даже в темноте не поведут нарту по снежному надуву, под которым пустота. Вожака обучают года два, он - особая ценность и гордость хозяина, посредник между ним и остальными собаками упряжки.

Формирование, содержание и кормление упряжки

Формирование упряжки у разных народов основано на разных принципах, но в главном все едины - в упряжке должны быть по преимуществу однопометные собаки и собирать упряжку лучше из молодых животных, которые легче привыкают друг к другу. Южные чукчи составляяют упряжку из одних кобелей, каждый хозяин оставляет у себя одну-двух сук для разведения, остальных уничтожает. Северные чукчи и азиатские эскимосы на Чукотском полуострове собирают упряжки из кобелей и сук, но большинство кобелей кастрируют, сохраняя на племя всего нескольких. Говорят, можно собрать упряжку и из некастрированных кобелей, но работать на ней трудно: регулярно возникают драки не на жизнь, а на смерть, упряжка, увлекаемая течной сукой, может умчаться, не подчиняясь ни вожаку, ни хозяину. Создавая новую упряжку, можно приобрести несколько взрослых рабочих собак и постепенно добавлять к ним молодых, еще не обученных.
Не стоит думать, что разведением и отбором ездовых собак может заниматься каждый коренной житель - это особый талант. Известный гонщик Николай Эттыне из поселка Нешкан рассказал, что в их семье «собачками» занимается его мать, а он только ездит на них, .(Северяне никогда не скажут про ездовых «собаки» а только ласково - «собачки»).
На Чукотке и Камчатке обычное число собак в упряжке 8-12, однако на зимнюю охоту на морского зверя запрягают 6-8 - более длинная упряжка с трудом маневрирует среди торосов. Способ запряжки - цуг. Впереди ставят вожаков, за ними располагаются обученные, хорошо тянущие собаки, ближе к каюру - молодые, а также плохо слушающиеся и ленивые животные, на них при необходимости легко воздействовать на ходу: можно наказать остолом или, наоборот, подбодрить, соскочив с нарты и потрепав собаку по загривку.
Ездовых собак содержат привязно, упряжками, располагая их в той же последовательности, в какой запрягают. Летом в сырых местах для упряжек иногда делают настилы из досок, но если собаки могут дотянуться до земли, они вырывают глубокие ямы, где и сидят большую часть времени.
Одна из основных причин сокращения количества упряжек в нашей стране - необеспеченность полноценными кормами в большинстве регионов Севера. Многие местные жители хотели бы держать упряжки или увеличить число ездовых собак, но не могут позволить себе этого - собак трудно и дорого прокормить. На Камчатке, где

Кобель чукотской ездовой, вл. Окей, Чукотка, пос.Лорино

ездовых традиционно кормили рыбой, каюрам долгое время не выделяли лимитов на содержание упряжек, хотя по берегам рек во время хода лососевых гниют груды красной рыбы, выпотрошенной браконьерами на икру. В поселках Чукотского полуострова положение с кормами, вероятно, наилучшее - там издавна собаки существуют на отходах от морского зверобойного промысла, Мясо и жир морского зверя, моржей, нерпы, серых китов, по своей пищевой ценности намного превосходят все другие источники животных белков и жиров. То же самое можно сказать и о лососевых, остатками которых подкармливают своих собак морские охотники Чукотки. При таком питании чукотские ездовые долго сохраняют рабочую форму, а зубы, когти и шерсть даже у 8-10 летних собак находятся в хорошем состоянии.
Развитое и экономически выгодное ездовое собаководство может существовать только там, где есть достаточное количество дешевого белкового корма - ведь у этих собак сохранился белково-жировой тип обмена веществ. Для них не пригодны нормы кормления, принятые в отечественном служебном собаководстве, которые рекомендуют восполнять энергетические затраты за счет углеводов, а не жиров, Переизбыток углеводов отрицательно сказывается на состоянии здоровья ездовых собак; страдает печень, собаки набирают избыточный вес, становятся рыхлыми и, наконец, теряют свою работоспособность и выносливость. Лучше кормить упряжку теми кормами, которые традиционны для каждого региона, на Колыме и Камчатке - рыбой, на Чукотском полуострове - мясом морского зверя с добавлением рыбы, которая благотворно влияет на состояние шерсти. При этом всегда следует учитывать возраст и физиологическое состояние животных и соответственно подбирать рационы.

* * *

Аборигенные породы ездовых собак, как и другие отечественные породы домашних животных народной селекции, являются частью национального достояния России, уникальными объектами ее культурного и природного наследия. Состояние большинства пород, перечисленных в этой статье, внушает серьезные опасения, мы даже не знаем, существуют ли они еще. Пока не поздно, необходимо спасти хотя бы те породы или породные группы, которые сохранились в глухих уголках нашей страны.
Будущее аборигенных ездовых самым тесным образом связано с судьбой коренных северян, ведущих традиционный образ жизни. Охотники и рыбаки - чукчи, эскимосы, коряки, ительмены, нивхи, ненцы, - только они в полной мере могут сохранить замечательные качества своих собак. Однако, многое способны сделать и любители-собаководы каждого северного региона, взяв на себя задачу выявления и сохранения генофондов местных аборигенных пород ездовых и охотничьих собак. Думается, что это наш общий долг перед предками и будущими поколениями,
В заключение хочу сказать, что во всех странах, где мне довелось побывать, я видела трепетное и бережное отношение общества и государства к своим породам собак. Повсюду они - предмет национальной гордости и уважения. Неужели мы совсем другие?

Людмила Богословская,
доктор биологических наук

 
По вопросам размещения информации пишите:
sever@rusdog.ru
 
Rambler's Top100  

С 1997 года RUSDOG.ru ©